Более чем наполовину обновилась труппа Приморского театра им. Горького за последние несколько лет. "Молодая кровь" в театре - действительно молода годами, полна новых идей и новой энергии. Недавняя премьера "Сирано де Бержерака" в постановке Вячеслава Стародубцева заставила театроведа Нину Шульгину вспомнить нашумевшую премьеру осени 2014 года – спектакль "Наказанный распутник", созданный Стародубцевым и молодыми актерами из наследия – творческого и личного – Александра Сергеевича Пушкина. Спектакль хорошо принимался публикой и в 2015 году, в частности, "Наказанный распутник" вошел в "обойму" постановок, которой Приморский театр драмы отпраздновал День театра. О постановке, занявшей свое особое место в репертуаре краевого академического театра, – в материале арт-критика, подготовленном специально для РИА PrimaMedia.
 

 

- За последние несколько лет труппа Приморского театра им. М.Горького обновилась молодым пополнением более чем наполовину. Это обстоятельство изменило и зрителя, и репертуар театра. Афиши пестрят разнообразием новых имен актеров и режиссеров, а значит - есть новая энергия и новые идеи.

 

Спектакль "Наказанный распутник" стал откровением о скрытых возможностях молодых, начинающих актеров на видавшей виды сцене.

 

Для того, чтобы было проще анализировать постановку, хорошо было бы присвоить спектаклю концептуальный жанр "Визуальные фантазии о любовной страсти". Особо следует отметить тексты, которые использованы в спектакле к чести режиссера-постановщика Вячеслава Стародубцева, который уже знаком зрителю по работе музыкального постановщика в спектакле "Парижская жизнь".

 

Для постановки "Наказанного распутника" Стародубцев составил компиляцию писем, адресованных Александру Сергеевичу Пушкину дамами различных сословий, и соединил с текстом пьесы "Каменный гость" из цикла "Маленькие трагедии". Не все письма Пушкину, звучащие в спектакле, известны широкой аудитории, что делает материал эксклюзивным. В полотно спектакля оригинально вписан великолепный текст эпистолярного жанра пушкинской эпохи в соединении с музыкой величайшей оперы Моцарта "Дон Жуан", которая первоначально называлась "Il dissoluto punito, ossia Il Don Giovanni" - "Наказанный распутник, или Дон Жуан", что и объясняет название постановки.

 

Любовная переписка и в жизни полна драматургии, а в "Наказанном распутнике" это представлено еще и увлекательно. Текст-компиляция, как кажется, и стал причиной того, что весь спектакль как бы состоит из отдельных сцен-"модулей". Но это не разрушило структуру художественного образа: исходное событие в обличающих письмах сменяется поворотным событием в доме Лауры, за которым следует разрешающее событие, где главный распутник Дон Гуан наконец наказан. Эпистолярный слог, драматизм событий, музыка, наполненная магией любовной страсти, видеопроекция гениальных гравюр Гюстава Доре и вереница типологически выверенных сценических образов обеспечивают театральность и высокопробную эстетику действа от первой до последней минуты спектакля.

 

Отдельного внимания в спектакле заслуживает музыка. Кроме арий из оперы Моцарта "Дон Жуан", в спектакле звучит божественная музыка Св. Хильдегарды Бингенской, жившей в XI веке. Труды этой гениальной монахини заслуживают отдельного театрального интереса, ее литургическая драма "Ряд добродетелей" с единственной мужской партией могла бы стать основой современной версии моралите.

 

Музыкальный материал спектакля оригинально приправлен алтайским горловым пением и симфоническими аккордами. Ко всему следует добавить почти безупречный вокал драматических артистов вживую, которые при этом не перестают существовать и действовать, оставаясь монолитным сценическим ансамблем. Настоящим открытием стала блестящая актерская работа Сергея Коврижных, его Дон Гуан явился зрителю во всей мощи страстной натуры и роскоши физических данных. На равных работает и Леонид Смагин, пройдя весь печальный путь Дона Карлоса и удерживая зрителя в магнетическом притяжении.

 

Проницательный весельчак Лепорелло в исполнении Евгения Вейгеля обрел комичную привлекательность и контрастную легкость образа на фоне Дон Гуана. Образ настоящей героини Марины Волковой вызывает восхищение своей статью и внутренним, скрытым темпераментом в роли страстной Донны Анны. Кроме Марины Волковой в роли Донны Анны в этом спектакле зрители могли видеть и Анну Терехову, которая специально приезжала из Москвы для участия в постановке.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Надо отметить, что для труппы театра это было интересным опытом и большим событием. Ансамбль Анны Тереховой с Сергеем Коврижных был идеальным, хотя и большим испытанием для молодого актера, с которым он блестяще справился. В образ Донны Анны известная столичная актриса Терехова внесла новые краски и другую органику. 

 

Ярким выразительным средством в "Наказанном распутнике" стала необыкновенная пластика, создающая органичную визуализацию человеческих взаимоотношений, сложных для сценического воплощения. Это сделано художественно и очень тонко.

 

 Эстетическое восприятие спектакля, несомненно, усиливает грандиозная работа художника Жанны Усачевой: это и пространственное решение, и символизм цвета, и великолепные костюмы. Даже выразительная графика художественной татуировки не остается без внимания зрителя, поскольку отсылает нас к нательной росписи индейцев Маори, обладающих неукротимой силой страсти и магическим притяжением.

 

Центральный арочный элемент декорации из двух частей оригинально организует пространство действия, соединяясь образует надгробие Командора, как бы подводя главного героя к стене, к барьеру. Cветовая концепция спектакля Алексея Роганова демонстрирует очень точный свет, художественно расставляющий акценты, сохраняет баланс зрительского внимания.

 

Вячеслав Стародубцев смело использует в драматической постановке оперные арии, оратории, акапельный ансамбль, причем у арий меняется исполнительская принадлежность, все оперные номера расставляются в неклассической последовательности, однако это делается с целью улучшения зрительского восприятия необычного совмещения оперы и драмы.

 

В спектакле все наполнено символами и подтекстным значением. Босые ноги Лауры как символ ее свободной жизни придают особое значение ее виртуозным пластическим этюдам, а красное платье и красные же ленты-перевязи на руках символизируют опасный путь пленницы страстей к неминуемой беде. И кристальный вокал Натальи Овчинниковой в арии "Накажи меня, Мазетто" для Дон Карлоса звучит тоже символично в совпадении текста и смысла у Моцарта и Пушкина.

 

Спектакль концептуально режиссерский. В мизансценах это проявляется в каждой надстройке. Так, молодая актриса Мария Федюченко читает письмо Ишимовой  под собственный, чудесный аккомпанемент скрипки. А письмо Анны Вульф режиссер "разделил" на двоих сестер, что сделало текст полифоничным и более выразительным. Письмо крестьянки Калашниковой решено комически, почти лубочно, но это, пожалуй, выпадает из общей эстетики спектакля. Обнаруживаются еще некоторые несущественные "выпадения". Не самым выразительным оказался уход после гибели (или увод) со сцены Дона Карлоса, - одно лишь ясно, что каждого распутника на шпагах унесут его же многочисленные возлюбленные. И, наконец, труднообъяснимая видеопроекция Командора совсем выпадает из общей палитры и на мгновение отрезвляет от столь сладостного опьянения под воздействием сценической феерии. Суровый дух Командора стоит на страже долга, верности, нравственности. Командор присутствует в спектакле незримо, поэтому лучше бы ему остаться без лица, например человеком в латах.

 

Тем не менее, каждая мизансцена в спектакле вылеплена, как скульптура, выражающая в точных линиях и пропорциях мысль, чувство, стремительность страстных натур, а жесты, движения попадают точно в цель и растворяются в действии.

 

Необыкновенный по своему рисунку, темпо-ритму, звучанию и образной колористике спектакль "Наказанный распутник" занял особое место в репертуаре Приморского театра им. М. Горького и обязательно завоюет своего искушенного зрителя. Только такой судьбы заслуживает эта пластическая визуализация прекрасной текстовой компиляции.