Сцена из спектакля «Товарищ»Приморский драмтеатр в этом месяце нарасхват. Половина труппы отправляется на гастроли в Петербург, вторая – во главе с худруком в Денвер. Театр Звеняцкого провинциален по местонахождению, зато востребован и в стране, и за рубежом. Коллектив и его руководителя хорошо знают в Китае, Корее, Японии.

– Ефим Семёнович, расскажите о предстоящих гастролях.


– В середине мая труппа вылетает в Санкт-Петербург. Нас пригласил Эмин Тофик Кули-Заде, председатель совета директоров крупной строительной компании, который видел наши спектакли, в частности, «Товарища», в прошлом году в Москве и сказал: «Я хочу вас в Петербург»! Я ответил: «Дорого», –  имея в виду не наши гонорары, а стоимость перелёта. Но компанию это не напугало. Вторая часть коллектива отправляется 20 мая в Америку. Я буду ставить в Денвере «Ревизора» с американской труппой, а моим артистам предстоит играть там некоторые роли на родном языке. Словом, сделаем некий микс – спектакль одновременно и на русском, и на английском. Самому интересно, что получится…

 

– Как вы оцениваете состояние дальневосточной культуры в условиях, когда принято на всё и вся жаловаться?


– Я вас удивлю: она жива и здравствует! О замечательных масштабных проектах, которые осуществляет в регионе правительство – создании федерального университета, строительстве мостов и трубопроводов – россияне наслышаны. А о том, что в Приморье за последние двадцать лет не прекратило существование ни одно учреждение культуры, думаю, не знают. Мы сохранили всё: театры – их четыре. Правда, флотский драматический передислоцировался из Владивостока в Совгавань. Музеи и картинные галереи. Жив симфонический оркестр – на девять дальневосточных субъектов федерации таковых всего два: в Хабаровске и у нас. Сохранили в условиях по-прежнему остаточного финансирования, но мы к этому привыкли. И назло всем строим театр оперы и балета! Где ещё в России сейчас такой строят?!

 

Ефим Звеняцкий– А почему назло?

 

– Потому что мы далеко и малоинтересны тем, кто живёт в столице. Там свои театры, свои авторитеты и своя, пусть не обижаются, кормушка. Мое мнение не касается напрямую коллективов, я говорю о нарушенной системе организации гастролей. Дальневосточный зритель не имеет возможности видеть работы лучших российских трупп. Антрепризные спектакли, конечно, спасают положение, но лишь отчасти. Я чувствую у приморского зрителя голод на музыкальные спектакли, оперные постановки, а по поводу балета остаётся только развести руками…

 

– Это из-за зрительского голода возникла идея создать во Владивостоке театр оперы и балета?

 

– Конечно! На концертах Тихоокеанского симфонического оркестра яблоку негде упасть. Одна Приморская филармония не удовлетворяет спрос зрителя на серьёзную музыку. Во Владивостоке есть академия искусств, выпускающая оперных артистов и оркестрантов, но многие уезжают из города. Эдуард Семёнов получил известность в Италии, в Хабаровском театре стал заслуженным артистом России Фёдор Одинцов, однокурсники моей дочери работают где угодно, только не в родном городе. (Дочь Звеняцкого Инна, выпускница Дальневосточной академии искусств, поёт в столичной «Геликон-опере». – О. Ж.) Судьба выпускников балетного училища – та же: работать в других регионах.
Премьер Путин сделал великое дело, дав добро на внесение нового театра в список объектов для подготовки к саммиту АТЭС-2012. Ведь международный форум – лишь повод для создания в городе необходимой инфраструктуры – культурной в том числе. Я уверяю: в конце этого года театр оперы и балета распахнёт двери!

 

– Верю. Хотя была среди скептиков, когда вы лет десять назад заявляли о том, что Владивосток получит свой кинофестиваль.

 

– А он в этом году пройдёт уже в девятый раз. Хотя я могу понять вас. В городе, где никогда не снимали художественных фильмов, где даже студии нет – проводить международный фестиваль?! А поди ж ты, в прошлом году в «Меридианах Тихого» участвовали кинематографисты более чем трёх десятков стран.

 

– На Дальнем Востоке когда-нибудь тоже будут снимать кино?

 

– Я попробую сделать это первым. Сценария пока нет, но очень хочется рассказать о хунхузах. Люблю историю, мне кажется, прошлое я очень хорошо понимаю. А современность – нет, она быстро пробегает и оставляет только душок.