Актер "горьковского" рассказал о преемственности поколений, экспериментах и особой атмосфере приморского театра

 

 

Современные актеры забывают о духовности, и стремятся к "медийности". Приморский актер Андрей Касницкий знает об этом не понаслышке. Ведь сам он пришел в академический театр им.Горького в 2009 году, может по праву называться представителем нового молодого поколения артистов. Андрей не только рассказал корр. РИА PrimaMedia о своей первой главной роли, особой атмосфере театра и подготовке к юбилейному вечеру, но и попытался ответить на вопрос, почему профессия актера теряет свою популярность.

 

-Несколько дней назад театр Горького отметил свое 80-летие. Это ваш первый юбилей в театре?

 

 

- Можно сказать и так. Я участвовал в юбилее, когда был еще студентом, привнес в создание свою маленькую лепту. Но в качестве настоящего актера я выступал в первый раз.


- Отличаются ощущения?

 

- Конечно, очень отличаются. Раньше менее вообще было не совсем понятно, что я делаю на сцене. В этот раз все происходило более осознанно, пришло понимание своей профессии. Теперь можешь иногда поспорить с режиссером, предложить ему что-то свое. Изменилось мое видение того, каким должен быть актер.


- Юбилейный вечер ставил Виталий Павлов. Как вам с ним работалось?

 

- Было интересно работать с режиссером не из Приморья. У него другое видение. Конечно, были неизбежны некоторые трения между актерами и новым для них режиссером. Но это нормальный рабочий момент, так называемая притирка. После всех репетиций мы настолько сплотились, что работа получилась плодотворной. Мы вложили в этот вечер все, что было в наших силах.


- Какой ваш самый любимый спектакль в репертуаре "горьковского" театра?

 

- Мне очень нравился спектакль "Забыть Герострата". Вообще, Горин - это, наверное, мой автор. "Поминальная молитва", "Шут Балакирев" - все эти спектакли мне очень близки. Поэтому, я был счастлив, когда получил роль Ивана Балакирева в "Шуте".

 

- Шут - это ваша первая главная роль?

 

- В театре Горького - да. Я очень волновался, так как был уже третьим ее исполнителем. Боялся, что будут сравнивать. Вообще, мне кажется, что ввод в спектакль всегда сложнее. Если ты делаешь роль от начала и до конца, то это одно дело. Ты участвуешь в процессе ее создания в течение всех репетиций, можешь приносить туда что-то свое. А при вводе срок очень короткий, ты должен "впрыгнуть" в общий рисунок. Конечно, пытаешься сделать в нем что-то свое, но репетиций не хватает. Поэтому вовремя первых спектаклей ты думаешь только о том, как бы не забыть текст. Но все равно, чем больше играешь, тем больше врастаешь в роль. И вот тогда уже начинаешь привносить в него что-то свое.


- Не хотели бы вы преподавать в Академии искусств, когда наберетесь опыта?

 

- Тут дело не совсем в опыте. Просто, наверное, это должно быть призванием. Я вел одно время детские кружки, у меня это получалось, но пока не чувствую, что готов идти преподавать. А еще мне ближе другое время. Сейчас все изменилось: жизнь, мировоззрение. Все стало более коммерческим. К тому же, педагогика отнимает много времени, а зарплата там небольшая. Конечно, с одной стороны искусство выше всего, а с другой - все-таки нужно на что-то жить. Но не смотря на это, мне бы хотелось отдавать, у меня уже накопился кое-какой багаж. Поэтому, если мне когда-нибудь предложат стать преподавателем, то все может быть.


- Сейчас ведется много разговоров о том, что в Академию искусств поступают малограмотные люди. Как вы считаете?

 

- Я с этим согласен. На это есть свои причины. Во-первых, если сравнивать с ВУЗами в Москве, то туда едут поступать люди со всей России. Соответственно, собирается колоссальный конкурс. У нас дело обстоит иначе. Во-вторых, я думаю, профессия становится менее популярной. Все знают, что актеры мало получают. И сейчас больше важно не качество, а "медийность". То есть круто, если ты в телевизоре и тебя узнают на улице. На этом все сосредотачивается. Они не думают, что театр может дать больше, чем телевидение или кино. А еще, может быть, стало меньше романтиков. Во времена моего поступления все было несколько иначе.


- Наверняка, вы испытывали волнение, когда первое время стояли на сцене с Заслуженными и Народными артистами?

 

- До этого я четыре года отработал в театре Тихоокеанского флота. Поэтому, какой-то опыт у меня уже был. Теперь это скорее не волнение, а чувство гордости от того, что я стою на сцене со своими педагогами. Замечательно осознавать, что отдача твоего партнера на сцене будет настоящей, со всей энергией. Играть становится легче. И, не смотря на то, что они теперь для меня не педагоги, а коллеги, я продолжаю у них учиться, стараюсь перенимать их опыт. Вообще, старшее поколение отличается от нашего. Не знаю, как точно это объяснить. Просто кажется, что их мироощущение, их видение другое.


- А не возникало страха сделать во время спектакля что-то не то?

 

- Всегда присутствует элемент сомнения. Анализируешь свои действия, думаешь, как можно сделать по-другому. Но все равно накапливаемый опыт дает о себе знать. Я чувствую, что даже если что-то пойдет не так, я все равно как-нибудь исправлю ситуацию. К тому же, я чувствую поддержку своих старших коллег.


- До этого вы работали в театре Тихоокеанского флота, вам есть, с чем сравнивать. Отличается ли атмосфера в этих театрах?

 

- В ТОФе более молодая труппа. А в театре Горького, как в книжках, есть молодое, среднее и старшее поколение. Получается, что в "горьковском" театре сохраняется своя школа, которая передается от старшего к младшему. Это очень важно. И мне понравилось, что к юбилею мы все объединились и вместе готовили праздник, как одна большая семья.


- В каком амплуа вы себя видите? Комическом или трагическом?

 

- Хочется думать, что я разноплановый актер. Хотя, конечно, фактура диктует свое. Моя внешность больше подходит на роль героев-любовников и так далее. Хотя, в академии я наоборот старался играть характерные роли, пытался расширить свой диапазон. И именно поэтому мне нравится роль Ивана Балакирева, она разноплановая. В ней смешались и трагизм, и комизм. Играть эти переходы очень интересно. Вообще, трагикомедия - мой любимый жанр.


- Вы хотите работать только в качестве актера или у вас возникали идеи заняться чем-то еще?

 

- Раньше я думал о том, чтобы стать режиссером. Но если смотреть на вещи реально, то для этого нужно снова идти учиться и, как следствие, уходить из театра. А я очень люблю то, что делаю сейчас, для меня важно оставаться актером. А так, если совмещать, то хотелось бы внести свой вклад в развитие сайта нашего театра. Может быть, писать специальные материалы, которые будут глубже раскрывать перед зрителем личность каждого актера. Я думаю, это было бы интересно.

 

- На пресс-конференции в театре Горького очень много говорилось об экспериментальном искусстве. Хотелось бы услышать ваше мнение.

 

- Я не могу сказать, что мне, как актеру, не интересны эксперименты. Главное в эксперименте - профессионализм. И даже если это то, что принято называть "чернухой", но сделано талантливыми и профессиональными людьми, то почему бы и нет? Я хочу сказать, что важны смысл и идея. Если этого нет, если все делается только ради денег и привлечения внимания, то такого я не понимаю и не поддерживаю.


- Если рассматривать не конкретных людей, а понятие слова "режиссер", то каким он должен быть?

 

- Это человек волевой, который точно знает, чего он хочет. С другой стороны, он тонко чувствует актера. И, конечно, режиссер должен быть мудрым. Допустим, если актер чего-то не понимает, режиссер наставляет его, объясняет, почему нужно сделать так, а не иначе. Таким образом, актер учится, познает что-то новое. на идею или мысль. Наверное, это и есть самые важные качества.


Напомним, что с 22 по 27 октября Приморский академический театр им. Горького праздновал свое 80-летие. Владивостокским театралам предлагается посетить выставки, открывшиеся в холле театра, и погасить на память юбилейный конверт с изображением "горьковского" театра.