Владивосток. Страсти по-мордасовски. Фото Вероники СтахеевойНастоящее счастье для театра, постановочного коллектива, когда в репертуар берется нестареющая классика. На сей раз Приморский академический театр драмы им. М.Горького отдал предпочтение произведению Ф.Достоевского «Дядюшкин сон». Московский режиссер Вадим Данцигер сочинил инсценировку и осуществил постановку этой повести, дав ей название: «Один день из жизни г. Мордасова».


Звучит нежная музыка, раздвигается занавес, и истинная красота открывается изумленному взору. Огромные, во всю стену, промытые до блеска окна, за ними прозрачная голубизна воздуха и тихий, плавно опускающийся снег. Эта атмосфера ближе к лиризму Чехова. И тем разительнее контраст между умиротворенной красотой и теми интригами, которые развертываются на подмостках. Между тем, художник Андрей Климов не ограничился красотой за окнами дома Марьи Александровны Москалевой. Он одел дам в роскошные стильные туалеты. Платья Зины можно хоть сейчас представлять на выставке, как, впрочем, и Марьи Александровны, и пришедших в гости мордасовских дам. И, хоть действие происходит в один день, Зиночка появится в четырех очаровательных дорогих платьях, каждое из которых - произведение искусства, одно краше другого. И это еще не вся красота.

 

Владивосток. Страсти по-мордасовски. Фото Вероники СтахеевойКнязю К. в его фантастических мечтах нет-нет да и привидится дивное создание - юная очаровательная девушка - ангел в белоснежном платье и капоре. Она то появится в снежном вихре за окном, то вдруг возникнет в большом зеркале (замечательный сценический эффект!), то недвижно станет за его спиной. Но главное - это, конечно, финал. В кресле неподвижно замер потрясенный происшедшим князь, который с непонятным для окружающих упорством настаивает на том, что его предложение руки и сердца Зиночке - всего лишь сон. Окружат его со всех сторон плотным кольцом, как хищные волчицы, как воронье, мордасовские дамы, заверещат, разбегутся в разные стороны, и в кресле вместо респектабельного темноволосого, с щегольскими усами и эспаньолкой господина окажется скукожившийся, облысевший маленький человек без спасительного парика, накладных усов и игривых бакенбардов. Вожмется он, дряхлый, никому не нужный, осмеянный, и вдруг снова появится она - его ангел-хранитель - и уведет за собой в прекрасную голубую даль... Вот он, истинный дядюшкин сон.


Такую непривычную трактовку исхода мордасовского скандала предлагает Вадим Данцигер.


Естественно, главными героями этой истории остаются князь и приютившая его у себя в доме первая дама Мордасова Марья Александровна Москалева. Надо ли говорить о том великом наслаждении, которое испытывают приморские актеры, приобщившиеся к характерам, ситуациям, языку Достоевского. Поистине, кажется, что слова рождает у них «не память рабская, но сердце».


Владивосток. Страсти по-мордасовски. Фото Вероники СтахеевойКрасивая, умная, властная, знающая цену себе и окружающим, Марья Александровна 

Светланы Салахутдиновой абсолютно права в своих действиях и поступках. Она безусловная глава дома, моментально принимает единственно верные решения, естественно, ее мнение в Мордасове ничуть не менее важно, чем мнение знаменитой грибоедовской героини: «что станет говорить княгиня Марья Алексевна!» Марья Александровна гордится красавицей дочкой Зиночкой, искренне любит ее. Потому со всей страстью, хитроумно и тонко, как истинный стратег, разрабатывает авантюру замужества Зиночки. И в самом деле, что, кроме благополучия, денег, красивой жизни, близкой перспективы стать молодой богатой вдовой, может принести брак с угасающим ромали князем? Невольно вспомнилось, как моя студентка - будущая актриса объясняла мне, человеку отживающего непонятливого поколения, неразумность поведения грибоедовской Софьи, до которой не доходят все выгоды и преимущества ее замужества за Скалозубом - успешным, богатым, делающим блестящую быструю карьеру. Подумаешь, какая малость - отсутствие любви... И чем же не современна героиня Салахутдиновой? Право же, иным слабовольным, мягкотелым, далеким от реальной жизни дамочкам есть чему поучиться у мордасовской Марьи Александровны.


Каким только не представал князь на сценических подмостках. Герой Александра Славского совсем не выживший из ума старичок. Он элегантен и остроумен, искренне и горячо интересуется всем происходящим, он абсолютно не закомплексован, не испорчен, к старости так и не научился врать, открытыми чистыми глазами смотрит на мир и в отличие от окружающих говорит то, что думает. И когда в финале нещадно обдирают с него все искусственные наклейки, кажется, обнажается не только страдальческое лицо, но и наивная душа его.


Наверное, прежде всего к ним, двоим, относятся слова Станиславского: «Внешнее действие на сцене забавляет, развлекает или волнует нервы, внутреннее - заражает, захватывает душу и владеет ею».


Надо отдать должное: душу захватывает многое в спектакле владивостокского театра. Придумки художника в оформлении сцены, интересные режиссерские находки, удачно найденные краски в актерских работах.


Забитый, затурканный властной женой своею Афанасий Матвеевич Москалев. И ведь по-своему Марья Александровна даже снисходительно любит незадачливого супруга. Но уж больно он непрезентабелен и неумен. Хотя ведь все ему дал Бог: высокий, красивый Николай Тимошенко наделил Москалева еще и своим прекрасным баритоном. И вот, поди ж ты, этакий-то удалец оказывается совершенным подкаблучником, который и слова кроме «гым» сказать не смеет. И смешон-то он, и понятен, и жалко его.


Владивосток. Страсти по-мордасовски. Фото Вероники СтахеевойКакая же дочка могла вырасти у этакой пары? Зиночка Валерии Брюхановой хороша собой, дивно одета, уверена в себе и собственной правоте. Она, прежде всего, достойная дочь своей матери, унаследовавшая от нее резкость манер, апломб. Никоим образом не напоминает смиренную тихую овечку, нет, такая сможет бросить пачку денег в огонь, как Настасья Филипповна, другая небезызвестная героиня Достоевского. Юная Брюханова только-только со студенческой скамьи. Конечно, не все нюансы сложнейшего характера ей подвластны, но сценическую неопытность компенсируют молодой порыв, обаяние, умение слушать и слышать партнеров.


Молод и Андрей Касницкий - исполнитель роли Павла Александровича Мозглякова. Есть рисунок роли - этакий мудрец и философ мордасовского разлива. Отсюда и бредовость идей, и велеречивость, и многословие.


Каких только типов не рождает славный город Мордасов, какие примечательные дамы его населяют! Во всяком случае эти дамы поражают воображение. Опять же по их роскошным туалетам видно, что они - законодательницы мод в Мордасове. А уж по их поведению, по взаимоотношениям понятно, как страшно попасть в поле их зрения, на их злые глупые языки. Вахтангов когда-то сказал, что все артисты должны быть характерными, никаких героев и героинь. Абсолютное подтверждение этой мысли - исполнение ролей мордасовских дам. Худющая, обозленная на весь мир, невоспитанная и бравирующая своей невоспитанностью полковница Софья Петровна Яны Мялк; хорошенькая, востроносенькая, экзальтированная и ломучая Анна Николаевна Марии Лысенко; мощная и могучая, с повадками гренадера Наталья Дмитриевна в исполнении Натальи Крюковой.


Есть до примитивности простое правило: режиссер нужен, чтобы артисты хорошо играли. Вправду хорошо играют. И спектакль хороший, чистый, порой смешной, светлый. И не оставляет гнетущего чувства, которое бывает при переносе на сцену прозы Достоевского.